Михаил Смышляев - Творческое объединение Созвездие
+7-922-225-41-13
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
icon vkicon okicon fb
youtube.png
Творческое объединение Созвездие

Обратная связь

Творческое объединение Созвездие

                              Стихи

            Верхотурье.

Из извилистых ткался дорог.

Да небесной лазоревой сини.

Деревянные храм и острог.

Русский шаг на просторы Сибири.

Русский шаг…Золотят купола.

Мастера из Московской слободки.

Эх Сибирь, серебро да меха.

Спас с икон: то суровый, то кроткий.

Эх Сибирь, неведомый простор.

Как тоска по несбывшейся жизни.

Городок расстоянья простер.

От Московской, до новой отчизны.

Будет славный казачий удел.

Хлеборобская русская доля.

Городок на Восток поглядел.

Где распахано первое поле.

В очертаньях железный завод.

А церквушкам ни края, ни счета.

Средь извечных российских забот

Есть одна неземная забота.

Кремль последний в России, но Кремль.

Монастырь с неизменным уставом.

Из далеких восточных земель.

Снова красное солнышко встало.

Пролетело 400 лет.

Русь с Сибирью сроднилась навеки.

Но еще не разгадан секрет.

Чем влекут нас сибирские реки.

 И земля самоцветов полна.

Серебро родников по оврагам.

С колокольни округа видна.

Под  российским полотнищем –стягом.

 И под толщей суровых морей.

Где сияют полярные зори.

Где гуляет бродяга –Борей.

Да забытые боги в раздоре.

Многотонный подводный корабль

Крейсер атомной истовой силы.

«Верхотурье» готово на брань

Стережет границы России.

     День танкиста.

Шлем танкиста, как сказочный шлем.

Богатырское чудо из сказки.

В этот вечер он нравится всем.

Хоть еще далеко до развязки.

Ветераны афганских боев.

Заводчане, студенты, девчата

Шлем по брови. И каждый готов!

Поминайте, как звали, ребята!

И ревущий, грохочущий танк.

Полигона учебная сила.

Мы не знаем всю ярость атак.

Так давно это с дедами было.

Но мы любим ревущий мотор.

Блеск парада и холод окопа.

И Донбасс…До каких же там пор.

Не лукавь двоедушьем Европа!

Нам не снять скифский танковый шлем.

Не унять гуннский яростный воздух.

Да, любить мы умеем всех.

Но горда поступь наших заводов.

День танкиста закончит салют.

Развезут добряки –трамваи.

Но от нас отступленья не ждут.

Это правда. Мы поле не сдали.

 8 сентября 2018 года. День танкиста в Нижнем Тагиле.

     Сказ о 12 конях

(Моим друзьям Юрию и Ольге Кадыковым)

Есть в России такие места.

Где живет ненаглядное чудо.

Где земная цветет красота.

И любовь разливается всюду.

Что за чудо – игреневый конь.

Рыжий, серый, каурый, буланый.

В одинокой деревне огонь

По утрам загорается рано.

Знать хозяину много забот.

Вековечной испытанной доли.

Дремлет в сумерках огород.

Спит невспаханное нынче поле.

И по небу текут журавли.

Налимята резвятся в речке.

Города с суетою вдали.

А в деревне прожить им легче.

Привязало сюда, понесло.

Закрепились за землю корнями.

На душе восхищенно светло.

Жизнь прожить с дорогими конями.

Бывший байкер, крутой мотоцикл.

Бесконечные, дальние трассы.

А потом он иное постиг.

Красоту деревенского часа.

Уж не фермер, раз выгоды нет.

Зарубежье нас мясом снабжает.

Серый в яблоках жеребец.

Русь по прежнему украшает.

И кобылка в седле хороша.

С звонким именем Иволга –птица.

Распахнется за далью душа.

Бег кошевки –все будут дивиться.

Солнце воду из реченьки пьет.

Гладит ласково холки и гривы.

Пусть России всегда не везет.

Но кому-то родиться счастливым.

Счастлив тот, кто на зорьке с конем .

Погулял пол некошеным травам.

С желтым месяцем –сентябрем.

С белой зимушкой, словно павой.

У кого есть такая жена.

На работу любую согласна.

И надежна, красива, верна.

Может солнышком улыбаться.

Верю, будет над озером дом.

Чуть подальше сауна – банька.

Знаю, русский мужик с конем.

Он, как в сказке,он Ванька –встанька….

      Неожиданное.

Тишина деревянного дома.

Да весенний в подснежниках лес.

По российский все это знакомо.

Не избыть Богом данных чудес.

Ходит девушка с черной косою.

С поволокой большие глаза.

Там вода в роднике со слезою.

И светлее над крышей звезда.

Пахнет чистым домашним уютом.

Мне б с дорожки испить молока.

Здесь без фальши раздета, разута.

В половицах гуляет душа.

Тишина деревянного дома.

Только стукнет запор у плетня.

Ваше имя? Мы будем знакомы.

Я прошу… Полюбите меня.

    На выставке Павла Рыженко.

Россия многолика и прекрасна.

И глас ее – звенящие уста.

Над ней века сияет солнце ясное.

И в храмах славят Господа Христа.

Россия –богатырь. Как птица Феникс.

Она встает из пепла каждый раз.

И не предаст, не выдаст, не изменит.

Она живет, не веря в смертный час.

Ее цари, святые, офицеры.

И нищие, и славные князья.

Витает дух святой Христовой веры.

И в Русь не верить братцы нам нельзя.

Пусть русичей благословляет Сергий.

И Серафим с медведем делит хлеб.

Еще нас враг в пучину горя ввергнет.

Еще народ безмолвен, глух и слеп.

Но он проснется. Будет солнце ясно.

И зелена весенняя трава.

Казак с гармошкой вдруг пойдет впрпляску.

Нальется силой Муромец Илья.

И император будет удить рыбу.

Пусть вся Европа разобьется в прах.

Россия – свет, и светоч.

Твердь и глыба. Скала и камень

У Христа в ногах.

Хвала не изменившие присяге.

За чечевицу не отдали смысл.

Мы постоим. Мы, подустав, присядем.

Господь пришедших всех благословит.

  Сердце империи.

Героическому Донбассу.

Череда боевых репортажей. Дым разбомбленных городов.

Это гневом на сердце ляжет. Это ненавистью для врагов.

Где Империи сердце бьется, гибнут лучшие сыновья.

Верно: русский боец не сдается, оттого, что сдаваться нельзя.

Оттого, что Шукшин и Пушкин. Святослав и Владимир за нас.

Оттого нам живые души отдавать в проедназначенный час.

И мы знаем про линию фронта, что проходит совсем не здесь.

На сегодня живой иль мертвый, сосчитай все шаги и взвесь.

Только может считать не надо, сосчитали уж ад и рай.

Если русский по духу. Сердцем, ты Империю выбирай!

             Родина.

Родина –дом из стареющих бревен.

Небо в алмазах, да горы снегов.

Родина –час, что бывает неровен.

Родина –поле, отчизна хлебов.

Родина –добрая, русская печка.

Щи да блины, что томятся внутри.

В горнице свет. За оконцем крылечко.

Краски заката, рассвета, зари.

Родина – голбец припасов на зиму.

Дремлют капуста, картофель, морковь.

Родина – день по весеннему длинный.

Лук на полатях, как почва и кровь.

Мирным покоем дышащие стены.

Люлька на крюке, в углу самовар.

Здесь не бывает любовной измены.

Здесь если жил, значит ты не предал.

И завершает движенье по кругу.

Солнце над куполом белых церквей.

Звонкий скворец будет. Весточка с юга.

Черные бревна посмотрят светлей.

  Март- апрель 2016 г Старинное село Усть-Салда, вблизи Верхотурья.

           Иван да Марья.

Чем Русь –матушка богата? Есть и злато и парча.

Мы щедры и тароваты. И сгораем, как свеча.

Но покуда не сгорели, есть хмельной огонь в крови.

Прилетают свиристели. Да щебечут соловьи.

Шумны ярмарочные краски. Ярок разноцветный день.

Пусть Катюша строит глазки. Подойти и так не лень.

Жмызх кедровый, иван –чаи. На шиповнике сироп.

Я конечно пожелаю – не кончалось это чтоб.

С можжевельником подушка пахнет хвоей и теплом.

Кате б я сказал на ушко,как на ней поспать вдвоем.

   Несказанная Россия:      Крымский двор, седой Байкал.

Гриб в бочонке из Тобольска сказы леса рассказал.

Пахнет Родина Алтаем и узбекской куркумой.

Я ее секреты знаю. Кто не ворог,тот и свой.

Мне б славянскую рубаху, да костры в Перунов день.

Мне бы сердце словно птаху. Мне бы песню – птичью звень

 Екатеринбург. Ярмарка «Иван да Марья».

                Старый охотник.

Ему в конце жизни остались

Прекраснейшие чучела.

Охотничья слава досталась.

Что цепко по жизни вела.

Ему все исхожены версты.

В сосново –еловых лесах.

Снега и морозы и грозы.

И ливни приходят в ночах.

Дымит костерок над рекою.

Варится вкрутую уха.

И лес подступает стеною.

И ночь бесконечно темна.

И те обитатели леса.

Что нынче живут в чучелах.

Естественно, славно и резво.

Таились тогда в деревах.

То чудились рысьи глазища.

Ревел вдруг хозяин тайги.

А ветер верхушками свищет.

Что люди и звери враги.

Любил боевые трофеи.

Легко возвращался домой.

Но может не думал, не верил.

Что чучело будет с тобой.

Что старость поселится в доме.

И бывшие звери-враги.

Что взглядов со стеночки кроме.

Не будет порой ни ноги.

Они сохраняют все тайны.

Они охраняют покой.

Они здесь совсем не случайны.

Полжизни знакомы с тобой.

И ковшик студеной водицы.

Вкуснее здесь меда с вином.

Порой здесь так долго не спится.

Порой самый сладостный сон.

     Будущее.

Екатерине Гапоновой, руководителю православного молодежного объединения «Святая Русь»

 Литургия в заброшенном храме.

В молчаливом теченьи река.

Но кого только не было с нами.

И по стенам теснились века.

Храм богатым купечеством строен.

Верхотурский седой монастырь.

Кто-то здесь в алтаре упокоен.

А в округе просторы и ширь.

Пусть бурьян возле древнего града.

Старины сохранен островок.

И церковное пение в сладость.

И времен облетевший песок.

Смотрит Русь молодыми глазами.

Шелест шелковых новых  знамен.

Купола прорастают крестами.

И вечерний несказанный звон.

   Стихи о русской бересте.

     Михаилу Кучеву –старейшему верхотурскому мастеру  на его славные 90 лет.

Береста, как чудная невеста.

Что в груди разжигает жар.

За столом не хватает ей места.

На душе, что лесной пожар.

Береста открывает тайны.

Расплетаясь, сплетаясь вновь.

Береста на Руси не случайна.

Береста на Руси – Любовь.

Походи-ка по долам. Увидишь.

Как невесты застыли в лесу.

Залюбуешься, не отринешь.

Выбирай дорогую красу.

Если будет березка по сердцу.

Станет ладным любой узор.

Приоткроется чудо –дверца.

Засияет у мастера взор.

Поставцы, туеса да пайвы.

Берестяной солонки краса.

Да любовь на Руси не случайна.

Как дорожная к сердцу верста.

Мастер рано встает, как солнце.

За окном листопад, снегопад.

Береста –прорезное оконце.

Для души будет ключик и сад.

Летом зреет клубника на грядках.

Да волна набегает в Туре.

Жизнь как в космосе – по распорядку.

Льнет любовно узор к бересте.

Ни конца ей ни видно, ни края.

Мастерство иль судьбу выбирай.

Оттого, что Россия такая.

Льется чаркой душа через край.

      Ганина яма.

Сквозь забвенья траву прорастаю цветы.

Память сердца – людская река.

В синеву опрокинулись грозно кресты.

В шуме сосен застыли века.

Государь император злодейски убит.

На кусочки распалась страна.

Императорской яхты штандарт не забыт.

И лебяжья царевны рука.

Фотографии, книги, монарха труды.

Сохранит бесподобный музей.

Русский храм в вышине досягнет до звезды.

До души, на которой светлей.

Мы пройдем, надышавшись в сосновом лесу.

Унося чудом пахнущий хлеб.

Мы уйдем, поклонившись святому кресту.

Чтоб душой возвратиться навек.

   Бондарю Егору Кузовникову, вернувшемуся в родное село. Возродившему прадедовский дом.

   Над селом плывет Вселенная.

В небо синие дымки.

Эх погодушка отменная.

Хоть давай играть в снежки.

Заигрался месяц с тучкою.

С белым снегом лунный свет.

Кадочка – изделье штучное.

Но милей для сердца нет.

Та с хрустящею капусткою.

Та с царем грибов груздем.

Вы не смейтесь. Будет пусто вам.

Мы в селе родном живем.

Коли дом стоит прадедовский.

Так хозяин должен быть.

И не нами заповедано Землю русскую любить

Здесь простор. Слиянье реченек.

Царь –черника по лесам.

И березы точно свечечки

Сосны – стародавний храм

Но грустит земля по пахарю

Ждет подворье мастеров

Жизнь не будет сладким сахаром

Жизнь, как раньше хлеб да кров

Будут кадки и бочоночки

Рай: осина, липа, кедр

Счастье ласковым котеночком

 Может поскребется в дверь

И старинный дом прадедовский

Доживет до новизны.

Будут в нем, как заповедано.

Бочки, дочки и сыны

 Жизнь, как в раю.

   Александру  Воложанину. Село Меркушино.

Жизнь, как в раю. Но разве так бывает.

На грешной, обносившейся земле.

Кусочек неба поутру светает.

Ползет туман по брошенной стерне.

Забыто поле. Колокольны звоны.

Бобриный домик. Круги на воде.

Косач на токе. Ранних птиц трезвоны.

Береза машет веткою звезде.

Роса кругом. И хорошо пройтись бы.

И самовар, кипящий на углях.

Стоят туманом повитые избы.

Как будто грезят в ненаглядных снах.

Возьми хозяин русскую гармошку.

От русской печи сладкий хлебный дух.

Жизнь, как в раю. Она не понарошку.

Еще бы спел заливисто петух.

Еще бы пчелы наносили меда.

Еще б ловились в речках окуньки.

Жизнь как в раю. И русская природа.

И наших душ огни и огоньки.

И старый дом, глядящий на дорогу.

Четыре обновленные лица.

Жизнь, как в раю. И пусть, и слава Богу.

Да дай ей Бог, чтоб не было конца.

 Михаил Смышляев

 

                              Стихия 3.

                   «Город пышный, город бедный.

                   Дух неволи. Стройный вид.

                  Свод небес зелено –бледный.

                  Скука, холод и гранит.

                 Все же жаль мне вас немножко.

                Оттого, что здесь порой.

                Ходит  маленькая ножка, вьется локон золотой».

                             А. С. Пушкин.

        Поклоннице Александра Пушкина в день ее рождения.

         Если б вдруг меня спросили..Как у Пушкина порой.

        « Чем любимый город дорог?», «Что вы цените душой?

        И ответил я б, как Пушкин... Не кривя своей душой.

       «Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой».

      Пусть века, разлуки, дали.. Все измерено судьбой.

      Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

      Лета – весны, осень зимы крутит шарик голубой.

      Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

     Речи, встречи, расставанья…Не оценены судьбой?

    Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

   Петербург иль Верхотурье…Не одна ли суета?

  Кто с умом, а кто-то с дурью… И свята лишь красота?

  Все равно, чтоб ни случилось, очарован я тобой.

Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

             !3 ноября 2017 года.

      

                               Стихия 5.

             Старые фотографии.

                   Моим дядям: Александру и Михаилу – участникам Великой Отечественной.

О, чудо старых фотографий!.

На снимках 41 –ый год.

Красивый мальчик в гимнастерке.

Еще военной славы ждет.

Другой серьезный, кареглазый.

Лукавы ямочки у щек.

Он упадет в атаке сразу.

Когда за Русь его черед.

Когда цветет балтийский август.

Идет 44-ый год.

И падают ребята сразу.

Работал вражий пулемет.

А над Россией сны и громы.

И Божий ангел пролетал.

«Ты не печалься. Будешь дома».

Он брату старшему сказал.

На шее крестик материнский.

Благословленье добрых рук.

Кому воздвигнут обелиски.

Кому-то слава –вечный друг.

А он придет в шинели серой.

Домой в забытый сельсовет.

О брате павшем, самом смелом.

На стенке в рамочках портрет.

Святая память многих лет

  По российским дорогам.

                 Татьяне Кобисской.

В золотую пору листопада.

В ожерелье сентябрьских дней.

Для души есть дорога – отрада.

Города и селенья на ней.

Ход бесшумный надежной «Тойоты».

Облетанье с берез и осин.

И в пути ожидающий кто-то.

Хорошо, если он не один.

Куполов золоченые главы.

Верхотурья духовная ширь.

Под лучами немеркнущей славы.

Православный стоит монастырь.

Почивают угодника мощи.

Колокольный размеренный звон.

 И духовные кущи и рощи.

Обступают с незримых сторон.

И опять вьется лентой дорога.

В очертаньях далеких веков.

Под шатровыми крышами строго.

Спят наличники – сказки без слов.

Караула забытые тайны.

Перелески сосновой Павды.

Все случайное здесь не случайно.

Обещания, горы и сны.

Здесь сходились Сибирь и Россия.

Век семнадцатый, удаль и стать.

У краев Бабиновской дороги.

Постоять, подождать, помечтать.

И попробовать дикого меда.

И услышать простые слова.

Но на капище русского Рода.

Не закружится голова.

В дивном тереме русский писатель.

Кот ученый, что бродит кругом.

И подарены книжки нам кстати.

Что пером, то не взять топором.

Затерялась лишь цепь золотая.

Кот ученый расстался уж с ней.

Мы по свету еще погуляем.

Посещая хороших людей.

 Михаил Смышляев. Екатеринбург –Верхотурье –Павда. Осень 2019 года

 

                                            Живое Верхотурье 10.

                               Свой мир в большом мире.

     Сергей  Карасев: красавец – баянист. Любо – дорого посмотреть, как он играет. Как растягивает меха, нажимает на кнопочки, и инструмент издает в его руках чудесные звуки. Баянист должен быть красивым, улыбающимся, он сотворяет чудо  музыки, песни, танца. Сергей Карасев такой и есть. Музыкант – народник, продолжение традиции деревенских гармонистов. Я видел, как он играет на верхотурских праздниках, ярмарках, фестивалях.

      Как только он оказался в наших краях? И что баянисту делать при монастыре – Свято – Косьминской пустыни? Ладно, в Усть – Салдинском сельском клубе работает – там при деле. А в монастыре –то?

    А , оказывается, Сергея Карасева, как и иных других городских жителей, пригласил на житье в деревеньку Костылеву  о.Петр( Мажетов )– настоятель Свято –Косьминской пустыни. Приехал Сергей из стольного уральского града Екатеринбурга, где, как утверждает сейчас, по настоящему, реализовать себя не мог. За плечами классическое образование – музыкальное училище имени Чайковского. В семье родители были профессиональные музыканты. (Мама и отец тоже играли на народных инструментах, дед был гармонистом).После окончания училища работал во дворцах культуры: Екатеринбурге и Первоуральске. С кемеровской группой объехал чуть не всю Россию. Гастроли по Крыму и Кавказу, в Сочах и Геленджике.  А если в другую сторону: Башкирия, Челябинск, Киров, Новосибирск. Были и благотворительные выступления в исправительных колониях Пермского края Ездили  на несколько месяцев по России, на тысячи километров.о. Петр Мажетов, с которым Сергей познакомился после очередной поездки, в гостях у друга, сразу предложил:»Тебе надо ехать к нам! У нас театр, нам нужны  люди в молодежный  православный центр»… Так, Сергей совершенно неожиданно для себя стал руководителем молодежного православного центра, председателем клуба «За други своя», музыкальным работником театра ( Здесь же, при Свято –Косьминской пустыни) и сотрудником Усть –Салдинского сельского клуба. Сейчас занят тем, что создает детскую  фольклорную группу, мечтает на этой же основе организовать  еще несколько  творческих  коллективов, в том  числе, эстрадной музыки, выезжать на конкурсы, на праздники. Старается привлекать деревенскую молодежь. подростков, детей. Он сначала –то приехал на две недели, согласившись помочь о. Петру в музыкальном плане, Да так тут и остался. Скоро уже год будет.

     Покорила творческая атмосфера, что как оказалось, не противоречит строгому духу монастырской обители. Творчество и молитвы – это может быть рядом для православного мирянина. А о. Петр здесь для всех пример: успевает и монастырем руководить,  и производством иван – чая, варений из кедровых и сосновых шишек, а также с детьми заниматься – сценарии для спектаклей писать, всю организаторскую, воспитательную, творческую работу с юными актерами проводить… Когда только спать успевает? И Сергей для себя тоже должен был решить: нужно ли ему такое послушание, чтобы здесь, в деревне для монастырской котельной дрова пилить, колоть. Да, ведь еще надо было ему, горожанину, научиться и пилить, и колоть, котлы и печки топить…Решил, что нужно ему это.

      «Селяночка» -вокальный коллектив в Усть – Салде встретил, как родного. Деревенская душевность здесь у людей. Карасев это почувствовал. А там в городе – сокращения штатов, перевод  коллективов народного творчества на хозрасчет. Карасев не вернулся ни в Екатеринбург, ни в Первоуральск. Неожиданно много факторов оказалось за то, чтобы остаться в деревне. Здесь театр, вокальный коллектив, появилось и жилье. А еще Сергей встретил Татьяну, которая такая же православная, бывшая горожанка, а здесь поет в ансамбле и преподает фитнес…. «Что человеку нужно для счастья? Любимое занятие, крыша над головой и любящие глаза, которые будут на тебя смотреть». Со всем этим, можно приобрести счастье, спокойствие и мир. Конечно, если еще есть у человека вера. Ни один приезжий человек без веры не сможет прожить в  Костылевой или Усть – Салде больше месяца! А с верой даже специалист из Индии, налаживавший здесь летом, производство иван –чая, прижился. Хотя, сначала русская еда и русский климат были ему совсем непривычны.

    Вообще, ситуация такая, что монастырю постоянно не хватает рабочих рук. Нужны люди на производстве иван – чая, на заготовке дров, рабочие на стройку. Но нетрезвые работники не принимаются. Сергей говорит, что здесь, в монастыре  и он сам полностью перестал употреблять алкоголь. Есть такая хорошая вещь – обеты трезвости. И есть такое понятие – православная община. Православная община  в Костылевой сильная – это несколько семей плюс люди, которые еще семьями не успели обзавестись, но разделяют те же ценности. Осели здесь Поляковы, Сусловы, Семеновы. В основном, все работают на монастырских производствах : выпуск иван – чая, варений из кедровых и сосновых шишек, производство сыра. Пасека есть при монастыре. Детки подрастают, правда, ходят, в основном, пока в детский сад…Каждую неделю беседа с о. Петром, совместный просмотр кинофильмов, алкоголь никто не употребляет, некоторые мужчины еще курят, но настроены бросать; регулярные вечера поэзии со свечами – дети и взрослые читают стихи. А порознь жили бы –ничего бы не было: ни теплиц с огурцами, ни пасеки, ни чайного производства, ни театра. Не было бы ничего, если бы не боролись за одну идею! А идея –вера православная, спасение  души.

    … Да..Мужской монастырь с суровым уставом, и рядом – православные миряне: регулярные поездки в Меркушино, каждую пятницу – литургия в храме, вблизи камня, где Симеон Праведный удил рыбу. .. Любимая работа сельском клубе с народной культурой, традициями, баяном. Правда, Сергей не вспомнит, когда у него и выходной был, но это, как сам признается, его не огорчает. Он в своей работе живет. Как и в Вере. А еще надеется, что будет семья, дети здесь будут расти. И деревеньки  эти не пропадут –любое производство или хозяйство можно развивать, если по русски – общиной!.

             Михаил Смышляев.

 

 

                                       Живое Верхотурье 11.

                           Миссия: хранители храма.

…Сойти с автобуса на Ямской, ближайший переулок ведет к храму. Декабрьским вечером, в воскресенье здесь служба –акафист Знаменской иконе Божьей матери. В полутемном помещении, при свечах. За внешней суетой, всякими деловыми, бытовыми хлопотами – в городе христианская жизнь. Даже в этом полуразрушенном храме. Служит о. Арефа, иеромонах Свято –Николаевского мужского монастыря. Правда, всех  прихожан-то: многодетная семья  Владимира и Людмилы Дьяченко. Присоединился к ним в тот вечер и я…

    Знаменский храм ведет свою историю с начала семнадцатого века, то есть с самых первых времен существования Верхотурья. Выходцы из Новгорода Великого, Вятки, Вологды основали здесь Ямскую слободу и поставили  первый, тогда еще деревянный храм в честь Знамения иконы Божьей матери. Особо чтимой у новгородцев. Предания говорят, что в 1170 году, во время междоусобиц, образ иконы Божьей матери спас древний вольный город от разграбления его войсками удельных князей, а в 1611 году во времена Смуты шведские захватчики так и не смогли взять Знаменский собор, наполненный молящимися русскими людьми – отбрасывала их невидимая сила, и в конце концов они покинули город. Икона оплакивала наши междоусобицы и смуты, защищала от внешнего врага.Традиция почитания Знаменской иконы пришла на верхотурскую землю, вместе с первыми  жителями вновь основанной Ямской слободы.

   В конце восемнадцатого века на смену деревянному храму построили каменный. С высокой  восьмигранной колокольней,  луковичной главкой, красивыми колоннами, с двумя приделами. Первый  в честь Знамения иконы Божьей матери, второй в честь Флора и Лавра. Причем, строило не государство, а люди – сами жители Ямской слободы. Выборовы, Питателевы, Корионовы, Зимины, Удинцевы, Циренщиковы – история сохранила фамилии верхотурских ямщиков, купцов, лиц духовного сословия. Самым знаменитым, известным священником было о. Петр Торопов, служивший здесь в конце девятнадцатого, начале двадцатого века ;оставил по себе памятью «Христианскую азбуку» и другие литературные христианские произведения. Прекрасный сад был им когда –то посажен в ограде храма…

      Знаменский храм к числу памятников федерального значения не относится. Не включен пока ни в какие программы реставрации. Хотя, надежды на это были, когда начала было осуществляться вторая – «мишаринская» программа возрождения Верхотурья…Здесь все по верхотурски: красоты реки, холма, на котором стоит церковь, полумрак внутри полуразрушенного храма, вновь прозвучавшие первые молитвы Державной Владычице – Божьей матери. Храм окормляется Свято –Николаевским мужским монастырем. Есть пожертвования  о православных людей на самые насущные ремонты.  А вот прихожан -то почти нет. Семья старосты храма Владимира Дьяченко, да кто-то еще зайдет из вновь воцерковленных жителей нынешней Ямской части города.  Но зато все, кто сюда ходят ощущают себя хранителями храма – для будущих поколений. Верхотурье – святыня, а здесь – частица Верхотурья…

               Михаил Смышляев.

Иконе Знаменской Божьей матери молятся, прося защиты от междоусобных распрей, стихийных бедствий, эпидемий, пожаров. Помогает она при исцелений  от недугов, особенно болезней глаз. Молятся ей также о мире в семье, защите от воров, завистников, злоумышленников…Праздник Знамения иконы Божьей матери – 10 декабря….

 

 

                                                    Живое Верхотурье 12.

                       Ваш   именной кирпичик..

   О нем я услышал случайно в разговоре с одним православным верующим – жителем Верхотурья. Хотя, люди православные знают, что случайного ничего нет, все в руках божьих, все, что происходит, имеет свой высший смысл. Именной кирпичик – свидетельство о личном участии в восстановлении храмов Верхотурского Свято- Покровского женского монастыря. Оно, восстановление, еще только предполагается, идет сбор пожертвований. Монастырь пытается найти средства, обращаясь и  к крупным, солидным благотворителям и к обычным простым людям. Близится большая круглая дата -400 летие основания Свято –Николаевского мужского монастыря. Оно будет отмечаться совсем уже скоро – в 2021 году. Есть намерения –восстановить  заброшенные, полуразрушенные Иоанно – Предтеченский и Старо –Покровский храмы. Хотя только на проектно-сметную документацию по реставрации двух храмов нужно 20 миллионов рублей.

     Именной кирпичик – это нужно сделать небольшое пожертвование в Свято –Покровском женском монастыре. На руки вручается  свидетельство – приятная, памятная открыточка  за подписью игуменьи Магдалины , имя жертвователя вносится в специально заведенную книгу… Ранним утром, с шести часов в монастыре служба, читается «Полунощница», поминаются все имена, внесенные в книгу: живых и усопших. Именной кирпичик можно приобрести на себя, на членов семьи, тех кого уже нет на земле рядом с нами – им нужна наша молитвенная помощь Имена внесены на вечную память – пока стоит монастырь.

   А на именном кирпичике проступает своими очертаниями еще не разрушенный Иоанно –Предтеченский храм – таким, каким он был в золотую пору своего расцвета: с двумя приделами, с многоярусной колокольней  высотой около 50 метров. Верхняя церковь в честь Иоанна Предтечи, нижняя во имя великомученицы Варвары. А вообще  сохранились старые фотографии, на них видно, что храм, построенный в восемнадцатом веке знаменитым горнозаводчиком и купцом Максимом Походяшиным, наряду с Крестовоздвиженским и  Свято –Троицким соборами, был одним из  самых прекрасных, самых лучших украшений Верхотурья. Свое очарование и у Старо –Покровского храма, ныне тоже полуразрушенного, построенного в восемнадцатом  веке по указанию императрицы Елизаветы Петровны.

….Мать Силуана , которой было поручено побеседовать с журналистом «Новой жизни» провела для меня в Свято –Покровском женском монастыре настоящую экскурсию. Мы обратились и в прошлое, когда по царским указам Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых строились первые деревянные храмы, шло в дальний от Москвы, но столь важный для государства город, где появились первые монастыри, хлебное и денежное жалованье, церковные сосуды, облачения, книги. 18 век – уже строились каменные храмы. Начало двадцатого века – расцвет этой обители – Свято –Покровского женского монастыря.Есть сведения, что число монахинь доходило до тысячи: занимались хлебопашеством, шили, вышивали шелками, умели с божьей помощью лечить травами. Потом долгие десятилетия заброшенности, забвения. Ново_Покровский храм – церковь, превращенная в баню, единственный такой  пример во всей матушке –России….  Возрождение с конца прошлого века…Икона Умиления Божьей матери  в Свято –Покровском женском монастыре– одна из самых любимых у всех прихожан и паломников. Написанная сто с лишним лет назад матушкой Ангелиной, которая по образованию и по таланту была живописцем. Написала этот образ Богородицы, сшила для него ризу, украшала до конца дней своих. Образ удалось сохранить, спасти в годы гонений на церковь, хоть и хранился он , как рассказывают, в тайных местах. Говорят, что кому –то из молящихся Матерь Божья открывает свои глаза. Но каждый, кто приходит сюда, по своему, ощущает  этот таинственный взгляд из под опущенных ресниц… Мать Силуана  рассказала о том, что много паломников приезжает с Украины – молятся о мире в своей стране, были здесь христиане из Норвегии, Австралии, Новой Зеландии.

    Свято –Покровский женский монастырь, однако, по большому счету, еще только встает на ноги, вновь только -только становится духовной твердыней, духовной крепостью православия. В последние годы были службы и в полуразрушенных храмах: Иоанно  - Предтеченском, Старо –Покровском, собиралось немало народа. Но верхотурские полуразрушенные храмы – это наша боль, наш стыл, наша память… Какие они  на старых фотографиях! И какие сейчас: летом в зарослях крапивы, репейника, травы, зимой – безмолвные, занесенные снегами…

    Именной кирпичик. Много грехов отпустится тому, кто строит храмы –  пророчествовал Серафим Саровский.  В Свято – Покровском женском монастыре говорят, что это милостыня – самому Богу.

                 Михаил Смышляев.

 

                              Стихи

            Верхотурье.

Из извилистых ткался дорог.

Да небесной лазоревой сини.

Деревянные храм и острог.

Русский шаг на просторы Сибири.

Русский шаг…Золотят купола.

Мастера из Московской слободки.

Эх Сибирь, серебро да меха.

Спас с икон: то суровый, то кроткий.

Эх Сибирь, неведомый простор.

Как тоска по несбывшейся жизни.

Городок расстоянья простер.

От Московской, до новой отчизны.

Будет славный казачий удел.

Хлеборобская русская доля.

Городок на Восток поглядел.

Где распахано первое поле.

В очертаньях железный завод.

А церквушкам ни края, ни счета.

Средь извечных российских забот

Есть одна неземная забота.

Кремль последний в России, но Кремль.

Монастырь с неизменным уставом.

Из далеких восточных земель.

Снова красное солнышко встало.

Пролетело 400 лет.

Русь с Сибирью сроднилась навеки.

Но еще не разгадан секрет.

Чем влекут нас сибирские реки.

 И земля самоцветов полна.

Серебро родников по оврагам.

С колокольни округа видна.

Под  российским полотнищем –стягом.

 И под толщей суровых морей.

Где сияют полярные зори.

Где гуляет бродяга –Борей.

Да забытые боги в раздоре.

Многотонный подводный корабль

Крейсер атомной истовой силы.

«Верхотурье» готово на брань

Стережет границы России.

     День танкиста.

Шлем танкиста, как сказочный шлем.

Богатырское чудо из сказки.

В этот вечер он нравится всем.

Хоть еще далеко до развязки.

Ветераны афганских боев.

Заводчане, студенты, девчата

Шлем по брови. И каждый готов!

Поминайте, как звали, ребята!

И ревущий, грохочущий танк.

Полигона учебная сила.

Мы не знаем всю ярость атак.

Так давно это с дедами было.

Но мы любим ревущий мотор.

Блеск парада и холод окопа.

И Донбасс…До каких же там пор.

Не лукавь двоедушьем Европа!

Нам не снять скифский танковый шлем.

Не унять гуннский яростный воздух.

Да, любить мы умеем всех.

Но горда поступь наших заводов.

День танкиста закончит салют.

Развезут добряки –трамваи.

Но от нас отступленья не ждут.

Это правда. Мы поле не сдали.

 8 сентября 2018 года. День танкиста в Нижнем Тагиле.

     Сказ о 12 конях

(Моим друзьям Юрию и Ольге Кадыковым)

Есть в России такие места.

Где живет ненаглядное чудо.

Где земная цветет красота.

И любовь разливается всюду.

Что за чудо – игреневый конь.

Рыжий, серый, каурый, буланый.

В одинокой деревне огонь

По утрам загорается рано.

Знать хозяину много забот.

Вековечной испытанной доли.

Дремлет в сумерках огород.

Спит невспаханное нынче поле.

И по небу текут журавли.

Налимята резвятся в речке.

Города с суетою вдали.

А в деревне прожить им легче.

Привязало сюда, понесло.

Закрепились за землю корнями.

На душе восхищенно светло.

Жизнь прожить с дорогими конями.

Бывший байкер, крутой мотоцикл.

Бесконечные, дальние трассы.

А потом он иное постиг.

Красоту деревенского часа.

Уж не фермер, раз выгоды нет.

Зарубежье нас мясом снабжает.

Серый в яблоках жеребец.

Русь по прежнему украшает.

И кобылка в седле хороша.

С звонким именем Иволга –птица.

Распахнется за далью душа.

Бег кошевки –все будут дивиться.

Солнце воду из реченьки пьет.

Гладит ласково холки и гривы.

Пусть России всегда не везет.

Но кому-то родиться счастливым.

Счастлив тот, кто на зорьке с конем .

Погулял пол некошеным травам.

С желтым месяцем –сентябрем.

С белой зимушкой, словно павой.

У кого есть такая жена.

На работу любую согласна.

И надежна, красива, верна.

Может солнышком улыбаться.

Верю, будет над озером дом.

Чуть подальше сауна – банька.

Знаю, русский мужик с конем.

Он, как в сказке,он Ванька –встанька….

      Неожиданное.

Тишина деревянного дома.

Да весенний в подснежниках лес.

По российский все это знакомо.

Не избыть Богом данных чудес.

Ходит девушка с черной косою.

С поволокой большие глаза.

Там вода в роднике со слезою.

И светлее над крышей звезда.

Пахнет чистым домашним уютом.

Мне б с дорожки испить молока.

Здесь без фальши раздета, разута.

В половицах гуляет душа.

Тишина деревянного дома.

Только стукнет запор у плетня.

Ваше имя? Мы будем знакомы.

Я прошу… Полюбите меня.

    На выставке Павла Рыженко.

Россия многолика и прекрасна.

И глас ее – звенящие уста.

Над ней века сияет солнце ясное.

И в храмах славят Господа Христа.

Россия –богатырь. Как птица Феникс.

Она встает из пепла каждый раз.

И не предаст, не выдаст, не изменит.

Она живет, не веря в смертный час.

Ее цари, святые, офицеры.

И нищие, и славные князья.

Витает дух святой Христовой веры.

И в Русь не верить братцы нам нельзя.

Пусть русичей благословляет Сергий.

И Серафим с медведем делит хлеб.

Еще нас враг в пучину горя ввергнет.

Еще народ безмолвен, глух и слеп.

Но он проснется. Будет солнце ясно.

И зелена весенняя трава.

Казак с гармошкой вдруг пойдет впрпляску.

Нальется силой Муромец Илья.

И император будет удить рыбу.

Пусть вся Европа разобьется в прах.

Россия – свет, и светоч.

Твердь и глыба. Скала и камень

У Христа в ногах.

Хвала не изменившие присяге.

За чечевицу не отдали смысл.

Мы постоим. Мы, подустав, присядем.

Господь пришедших всех благословит.

  Сердце империи.

Героическому Донбассу.

Череда боевых репортажей. Дым разбомбленных городов.

Это гневом на сердце ляжет. Это ненавистью для врагов.

Где Империи сердце бьется, гибнут лучшие сыновья.

Верно: русский боец не сдается, оттого, что сдаваться нельзя.

Оттого, что Шукшин и Пушкин. Святослав и Владимир за нас.

Оттого нам живые души отдавать в проедназначенный час.

И мы знаем про линию фронта, что проходит совсем не здесь.

На сегодня живой иль мертвый, сосчитай все шаги и взвесь.

Только может считать не надо, сосчитали уж ад и рай.

Если русский по духу. Сердцем, ты Империю выбирай!

             Родина.

Родина –дом из стареющих бревен.

Небо в алмазах, да горы снегов.

Родина –час, что бывает неровен.

Родина –поле, отчизна хлебов.

Родина –добрая, русская печка.

Щи да блины, что томятся внутри.

В горнице свет. За оконцем крылечко.

Краски заката, рассвета, зари.

Родина – голбец припасов на зиму.

Дремлют капуста, картофель, морковь.

Родина – день по весеннему длинный.

Лук на полатях, как почва и кровь.

Мирным покоем дышащие стены.

Люлька на крюке, в углу самовар.

Здесь не бывает любовной измены.

Здесь если жил, значит ты не предал.

И завершает движенье по кругу.

Солнце над куполом белых церквей.

Звонкий скворец будет. Весточка с юга.

Черные бревна посмотрят светлей.

  Март- апрель 2016 г Старинное село Усть-Салда, вблизи Верхотурья.

           Иван да Марья.

Чем Русь –матушка богата? Есть и злато и парча.

Мы щедры и тароваты. И сгораем, как свеча.

Но покуда не сгорели, есть хмельной огонь в крови.

Прилетают свиристели. Да щебечут соловьи.

Шумны ярмарочные краски. Ярок разноцветный день.

Пусть Катюша строит глазки. Подойти и так не лень.

Жмызх кедровый, иван –чаи. На шиповнике сироп.

Я конечно пожелаю – не кончалось это чтоб.

С можжевельником подушка пахнет хвоей и теплом.

Кате б я сказал на ушко,как на ней поспать вдвоем.

   Несказанная Россия:      Крымский двор, седой Байкал.

Гриб в бочонке из Тобольска сказы леса рассказал.

Пахнет Родина Алтаем и узбекской куркумой.

Я ее секреты знаю. Кто не ворог,тот и свой.

Мне б славянскую рубаху, да костры в Перунов день.

Мне бы сердце словно птаху. Мне бы песню – птичью звень

 Екатеринбург. Ярмарка «Иван да Марья».

                Старый охотник.

Ему в конце жизни остались

Прекраснейшие чучела.

Охотничья слава досталась.

Что цепко по жизни вела.

Ему все исхожены версты.

В сосново –еловых лесах.

Снега и морозы и грозы.

И ливни приходят в ночах.

Дымит костерок над рекою.

Варится вкрутую уха.

И лес подступает стеною.

И ночь бесконечно темна.

И те обитатели леса.

Что нынче живут в чучелах.

Естественно, славно и резво.

Таились тогда в деревах.

То чудились рысьи глазища.

Ревел вдруг хозяин тайги.

А ветер верхушками свищет.

Что люди и звери враги.

Любил боевые трофеи.

Легко возвращался домой.

Но может не думал, не верил.

Что чучело будет с тобой.

Что старость поселится в доме.

И бывшие звери-враги.

Что взглядов со стеночки кроме.

Не будет порой ни ноги.

Они сохраняют все тайны.

Они охраняют покой.

Они здесь совсем не случайны.

Полжизни знакомы с тобой.

И ковшик студеной водицы.

Вкуснее здесь меда с вином.

Порой здесь так долго не спится.

Порой самый сладостный сон.

     Будущее.

Екатерине Гапоновой, руководителю православного молодежного объединения «Святая Русь»

 Литургия в заброшенном храме.

В молчаливом теченьи река.

Но кого только не было с нами.

И по стенам теснились века.

Храм богатым купечеством строен.

Верхотурский седой монастырь.

Кто-то здесь в алтаре упокоен.

А в округе просторы и ширь.

Пусть бурьян возле древнего града.

Старины сохранен островок.

И церковное пение в сладость.

И времен облетевший песок.

Смотрит Русь молодыми глазами.

Шелест шелковых новых  знамен.

Купола прорастают крестами.

И вечерний несказанный звон.

   Стихи о русской бересте.

     Михаилу Кучеву –старейшему верхотурскому мастеру  на его славные 90 лет.

Береста, как чудная невеста.

Что в груди разжигает жар.

За столом не хватает ей места.

На душе, что лесной пожар.

Береста открывает тайны.

Расплетаясь, сплетаясь вновь.

Береста на Руси не случайна.

Береста на Руси – Любовь.

Походи-ка по долам. Увидишь.

Как невесты застыли в лесу.

Залюбуешься, не отринешь.

Выбирай дорогую красу.

Если будет березка по сердцу.

Станет ладным любой узор.

Приоткроется чудо –дверца.

Засияет у мастера взор.

Поставцы, туеса да пайвы.

Берестяной солонки краса.

Да любовь на Руси не случайна.

Как дорожная к сердцу верста.

Мастер рано встает, как солнце.

За окном листопад, снегопад.

Береста –прорезное оконце.

Для души будет ключик и сад.

Летом зреет клубника на грядках.

Да волна набегает в Туре.

Жизнь как в космосе – по распорядку.

Льнет любовно узор к бересте.

Ни конца ей ни видно, ни края.

Мастерство иль судьбу выбирай.

Оттого, что Россия такая.

Льется чаркой душа через край.

      Ганина яма.

Сквозь забвенья траву прорастаю цветы.

Память сердца – людская река.

В синеву опрокинулись грозно кресты.

В шуме сосен застыли века.

Государь император злодейски убит.

На кусочки распалась страна.

Императорской яхты штандарт не забыт.

И лебяжья царевны рука.

Фотографии, книги, монарха труды.

Сохранит бесподобный музей.

Русский храм в вышине досягнет до звезды.

До души, на которой светлей.

Мы пройдем, надышавшись в сосновом лесу.

Унося чудом пахнущий хлеб.

Мы уйдем, поклонившись святому кресту.

Чтоб душой возвратиться навек.

   Бондарю Егору Кузовникову, вернувшемуся в родное село. Возродившему прадедовский дом.

   Над селом плывет Вселенная.

В небо синие дымки.

Эх погодушка отменная.

Хоть давай играть в снежки.

Заигрался месяц с тучкою.

С белым снегом лунный свет.

Кадочка – изделье штучное.

Но милей для сердца нет.

Та с хрустящею капусткою.

Та с царем грибов груздем.

Вы не смейтесь. Будет пусто вам.

Мы в селе родном живем.

Коли дом стоит прадедовский.

Так хозяин должен быть.

И не нами заповедано Землю русскую любить

Здесь простор. Слиянье реченек.

Царь –черника по лесам.

И березы точно свечечки

Сосны – стародавний храм

Но грустит земля по пахарю

Ждет подворье мастеров

Жизнь не будет сладким сахаром

Жизнь, как раньше хлеб да кров

Будут кадки и бочоночки

Рай: осина, липа, кедр

Счастье ласковым котеночком

 Может поскребется в дверь

И старинный дом прадедовский

Доживет до новизны.

Будут в нем, как заповедано.

Бочки, дочки и сыны

 Жизнь, как в раю.

   Александру  Воложанину. Село Меркушино.

Жизнь, как в раю. Но разве так бывает.

На грешной, обносившейся земле.

Кусочек неба поутру светает.

Ползет туман по брошенной стерне.

Забыто поле. Колокольны звоны.

Бобриный домик. Круги на воде.

Косач на токе. Ранних птиц трезвоны.

Береза машет веткою звезде.

Роса кругом. И хорошо пройтись бы.

И самовар, кипящий на углях.

Стоят туманом повитые избы.

Как будто грезят в ненаглядных снах.

Возьми хозяин русскую гармошку.

От русской печи сладкий хлебный дух.

Жизнь, как в раю. Она не понарошку.

Еще бы спел заливисто петух.

Еще бы пчелы наносили меда.

Еще б ловились в речках окуньки.

Жизнь как в раю. И русская природа.

И наших душ огни и огоньки.

И старый дом, глядящий на дорогу.

Четыре обновленные лица.

Жизнь, как в раю. И пусть, и слава Богу.

Да дай ей Бог, чтоб не было конца.

 Михаил Смышляев

 

                              Стихия 3.

                   «Город пышный, город бедный.

                   Дух неволи. Стройный вид.

                  Свод небес зелено –бледный.

                  Скука, холод и гранит.

                 Все же жаль мне вас немножко.

                Оттого, что здесь порой.

                Ходит  маленькая ножка, вьется локон золотой».

                             А. С. Пушкин.

        Поклоннице Александра Пушкина в день ее рождения.

         Если б вдруг меня спросили..Как у Пушкина порой.

        « Чем любимый город дорог?», «Что вы цените душой?

        И ответил я б, как Пушкин... Не кривя своей душой.

       «Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой».

      Пусть века, разлуки, дали.. Все измерено судьбой.

      Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

      Лета – весны, осень зимы крутит шарик голубой.

      Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

     Речи, встречи, расставанья…Не оценены судьбой?

    Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

   Петербург иль Верхотурье…Не одна ли суета?

  Кто с умом, а кто-то с дурью… И свята лишь красота?

  Все равно, чтоб ни случилось, очарован я тобой.

Ходит маленькая ножка. Вьется локон золотой.

             !3 ноября 2017 года.

      

                               Стихия 5.

             Старые фотографии.

                   Моим дядям: Александру и Михаилу – участникам Великой Отечественной.

О, чудо старых фотографий!.

На снимках 41 –ый год.

Красивый мальчик в гимнастерке.

Еще военной славы ждет.

Другой серьезный, кареглазый.

Лукавы ямочки у щек.

Он упадет в атаке сразу.

Когда за Русь его черед.

Когда цветет балтийский август.

Идет 44-ый год.

И падают ребята сразу.

Работал вражий пулемет.

А над Россией сны и громы.

И Божий ангел пролетал.

«Ты не печалься. Будешь дома».

Он брату старшему сказал.

На шее крестик материнский.

Благословленье добрых рук.

Кому воздвигнут обелиски.

Кому-то слава –вечный друг.

А он придет в шинели серой.

Домой в забытый сельсовет.

О брате павшем, самом смелом.

На стенке в рамочках портрет.

Святая память многих лет

  По российским дорогам.

                 Татьяне Кобисской.

В золотую пору листопада.

В ожерелье сентябрьских дней.

Для души есть дорога – отрада.

Города и селенья на ней.

Ход бесшумный надежной «Тойоты».

Облетанье с берез и осин.

И в пути ожидающий кто-то.

Хорошо, если он не один.

Куполов золоченые главы.

Верхотурья духовная ширь.

Под лучами немеркнущей славы.

Православный стоит монастырь.

Почивают угодника мощи.

Колокольный размеренный звон.

 И духовные кущи и рощи.

Обступают с незримых сторон.

И опять вьется лентой дорога.

В очертаньях далеких веков.

Под шатровыми крышами строго.

Спят наличники – сказки без слов.

Караула забытые тайны.

Перелески сосновой Павды.

Все случайное здесь не случайно.

Обещания, горы и сны.

Здесь сходились Сибирь и Россия.

Век семнадцатый, удаль и стать.

У краев Бабиновской дороги.

Постоять, подождать, помечтать.

И попробовать дикого меда.

И услышать простые слова.

Но на капище русского Рода.

Не закружится голова.

В дивном тереме русский писатель.

Кот ученый, что бродит кругом.

И подарены книжки нам кстати.

Что пером, то не взять топором.

Затерялась лишь цепь золотая.

Кот ученый расстался уж с ней.

Мы по свету еще погуляем.

Посещая хороших людей.

 Михаил Смышляев. Екатеринбург –Верхотурье –Павда. Осень 2019 года

 

                                            Живое Верхотурье 10.

                               Свой мир в большом мире.

     Сергей  Карасев: красавец – баянист. Любо – дорого посмотреть, как он играет. Как растягивает меха, нажимает на кнопочки, и инструмент издает в его руках чудесные звуки. Баянист должен быть красивым, улыбающимся, он сотворяет чудо  музыки, песни, танца. Сергей Карасев такой и есть. Музыкант – народник, продолжение традиции деревенских гармонистов. Я видел, как он играет на верхотурских праздниках, ярмарках, фестивалях.

      Как только он оказался в наших краях? И что баянисту делать при монастыре – Свято – Косьминской пустыни? Ладно, в Усть – Салдинском сельском клубе работает – там при деле. А в монастыре –то?

    А , оказывается, Сергея Карасева, как и иных других городских жителей, пригласил на житье в деревеньку Костылеву  о.Петр( Мажетов )– настоятель Свято –Косьминской пустыни. Приехал Сергей из стольного уральского града Екатеринбурга, где, как утверждает сейчас, по настоящему, реализовать себя не мог. За плечами классическое образование – музыкальное училище имени Чайковского. В семье родители были профессиональные музыканты. (Мама и отец тоже играли на народных инструментах, дед был гармонистом).После окончания училища работал во дворцах культуры: Екатеринбурге и Первоуральске. С кемеровской группой объехал чуть не всю Россию. Гастроли по Крыму и Кавказу, в Сочах и Геленджике.  А если в другую сторону: Башкирия, Челябинск, Киров, Новосибирск. Были и благотворительные выступления в исправительных колониях Пермского края Ездили  на несколько месяцев по России, на тысячи километров.о. Петр Мажетов, с которым Сергей познакомился после очередной поездки, в гостях у друга, сразу предложил:»Тебе надо ехать к нам! У нас театр, нам нужны  люди в молодежный  православный центр»… Так, Сергей совершенно неожиданно для себя стал руководителем молодежного православного центра, председателем клуба «За други своя», музыкальным работником театра ( Здесь же, при Свято –Косьминской пустыни) и сотрудником Усть –Салдинского сельского клуба. Сейчас занят тем, что создает детскую  фольклорную группу, мечтает на этой же основе организовать  еще несколько  творческих  коллективов, в том  числе, эстрадной музыки, выезжать на конкурсы, на праздники. Старается привлекать деревенскую молодежь. подростков, детей. Он сначала –то приехал на две недели, согласившись помочь о. Петру в музыкальном плане, Да так тут и остался. Скоро уже год будет.

     Покорила творческая атмосфера, что как оказалось, не противоречит строгому духу монастырской обители. Творчество и молитвы – это может быть рядом для православного мирянина. А о. Петр здесь для всех пример: успевает и монастырем руководить,  и производством иван – чая, варений из кедровых и сосновых шишек, а также с детьми заниматься – сценарии для спектаклей писать, всю организаторскую, воспитательную, творческую работу с юными актерами проводить… Когда только спать успевает? И Сергей для себя тоже должен был решить: нужно ли ему такое послушание, чтобы здесь, в деревне для монастырской котельной дрова пилить, колоть. Да, ведь еще надо было ему, горожанину, научиться и пилить, и колоть, котлы и печки топить…Решил, что нужно ему это.

      «Селяночка» -вокальный коллектив в Усть – Салде встретил, как родного. Деревенская душевность здесь у людей. Карасев это почувствовал. А там в городе – сокращения штатов, перевод  коллективов народного творчества на хозрасчет. Карасев не вернулся ни в Екатеринбург, ни в Первоуральск. Неожиданно много факторов оказалось за то, чтобы остаться в деревне. Здесь театр, вокальный коллектив, появилось и жилье. А еще Сергей встретил Татьяну, которая такая же православная, бывшая горожанка, а здесь поет в ансамбле и преподает фитнес…. «Что человеку нужно для счастья? Любимое занятие, крыша над головой и любящие глаза, которые будут на тебя смотреть». Со всем этим, можно приобрести счастье, спокойствие и мир. Конечно, если еще есть у человека вера. Ни один приезжий человек без веры не сможет прожить в  Костылевой или Усть – Салде больше месяца! А с верой даже специалист из Индии, налаживавший здесь летом, производство иван –чая, прижился. Хотя, сначала русская еда и русский климат были ему совсем непривычны.

    Вообще, ситуация такая, что монастырю постоянно не хватает рабочих рук. Нужны люди на производстве иван – чая, на заготовке дров, рабочие на стройку. Но нетрезвые работники не принимаются. Сергей говорит, что здесь, в монастыре  и он сам полностью перестал употреблять алкоголь. Есть такая хорошая вещь – обеты трезвости. И есть такое понятие – православная община. Православная община  в Костылевой сильная – это несколько семей плюс люди, которые еще семьями не успели обзавестись, но разделяют те же ценности. Осели здесь Поляковы, Сусловы, Семеновы. В основном, все работают на монастырских производствах : выпуск иван – чая, варений из кедровых и сосновых шишек, производство сыра. Пасека есть при монастыре. Детки подрастают, правда, ходят, в основном, пока в детский сад…Каждую неделю беседа с о. Петром, совместный просмотр кинофильмов, алкоголь никто не употребляет, некоторые мужчины еще курят, но настроены бросать; регулярные вечера поэзии со свечами – дети и взрослые читают стихи. А порознь жили бы –ничего бы не было: ни теплиц с огурцами, ни пасеки, ни чайного производства, ни театра. Не было бы ничего, если бы не боролись за одну идею! А идея –вера православная, спасение  души.

    … Да..Мужской монастырь с суровым уставом, и рядом – православные миряне: регулярные поездки в Меркушино, каждую пятницу – литургия в храме, вблизи камня, где Симеон Праведный удил рыбу. .. Любимая работа сельском клубе с народной культурой, традициями, баяном. Правда, Сергей не вспомнит, когда у него и выходной был, но это, как сам признается, его не огорчает. Он в своей работе живет. Как и в Вере. А еще надеется, что будет семья, дети здесь будут расти. И деревеньки  эти не пропадут –любое производство или хозяйство можно развивать, если по русски – общиной!.

             Михаил Смышляев.

 

 

                                       Живое Верхотурье 11.

                           Миссия: хранители храма.

…Сойти с автобуса на Ямской, ближайший переулок ведет к храму. Декабрьским вечером, в воскресенье здесь служба –акафист Знаменской иконе Божьей матери. В полутемном помещении, при свечах. За внешней суетой, всякими деловыми, бытовыми хлопотами – в городе христианская жизнь. Даже в этом полуразрушенном храме. Служит о. Арефа, иеромонах Свято –Николаевского мужского монастыря. Правда, всех  прихожан-то: многодетная семья  Владимира и Людмилы Дьяченко. Присоединился к ним в тот вечер и я…

    Знаменский храм ведет свою историю с начала семнадцатого века, то есть с самых первых времен существования Верхотурья. Выходцы из Новгорода Великого, Вятки, Вологды основали здесь Ямскую слободу и поставили  первый, тогда еще деревянный храм в честь Знамения иконы Божьей матери. Особо чтимой у новгородцев. Предания говорят, что в 1170 году, во время междоусобиц, образ иконы Божьей матери спас древний вольный город от разграбления его войсками удельных князей, а в 1611 году во времена Смуты шведские захватчики так и не смогли взять Знаменский собор, наполненный молящимися русскими людьми – отбрасывала их невидимая сила, и в конце концов они покинули город. Икона оплакивала наши междоусобицы и смуты, защищала от внешнего врага.Традиция почитания Знаменской иконы пришла на верхотурскую землю, вместе с первыми  жителями вновь основанной Ямской слободы.

   В конце восемнадцатого века на смену деревянному храму построили каменный. С высокой  восьмигранной колокольней,  луковичной главкой, красивыми колоннами, с двумя приделами. Первый  в честь Знамения иконы Божьей матери, второй в честь Флора и Лавра. Причем, строило не государство, а люди – сами жители Ямской слободы. Выборовы, Питателевы, Корионовы, Зимины, Удинцевы, Циренщиковы – история сохранила фамилии верхотурских ямщиков, купцов, лиц духовного сословия. Самым знаменитым, известным священником было о. Петр Торопов, служивший здесь в конце девятнадцатого, начале двадцатого века ;оставил по себе памятью «Христианскую азбуку» и другие литературные христианские произведения. Прекрасный сад был им когда –то посажен в ограде храма…

      Знаменский храм к числу памятников федерального значения не относится. Не включен пока ни в какие программы реставрации. Хотя, надежды на это были, когда начала было осуществляться вторая – «мишаринская» программа возрождения Верхотурья…Здесь все по верхотурски: красоты реки, холма, на котором стоит церковь, полумрак внутри полуразрушенного храма, вновь прозвучавшие первые молитвы Державной Владычице – Божьей матери. Храм окормляется Свято –Николаевским мужским монастырем. Есть пожертвования  о православных людей на самые насущные ремонты.  А вот прихожан -то почти нет. Семья старосты храма Владимира Дьяченко, да кто-то еще зайдет из вновь воцерковленных жителей нынешней Ямской части города.  Но зато все, кто сюда ходят ощущают себя хранителями храма – для будущих поколений. Верхотурье – святыня, а здесь – частица Верхотурья…

               Михаил Смышляев.

Иконе Знаменской Божьей матери молятся, прося защиты от междоусобных распрей, стихийных бедствий, эпидемий, пожаров. Помогает она при исцелений  от недугов, особенно болезней глаз. Молятся ей также о мире в семье, защите от воров, завистников, злоумышленников…Праздник Знамения иконы Божьей матери – 10 декабря….

 

 

                                                    Живое Верхотурье 12.

                       Ваш   именной кирпичик..

   О нем я услышал случайно в разговоре с одним православным верующим – жителем Верхотурья. Хотя, люди православные знают, что случайного ничего нет, все в руках божьих, все, что происходит, имеет свой высший смысл. Именной кирпичик – свидетельство о личном участии в восстановлении храмов Верхотурского Свято- Покровского женского монастыря. Оно, восстановление, еще только предполагается, идет сбор пожертвований. Монастырь пытается найти средства, обращаясь и  к крупным, солидным благотворителям и к обычным простым людям. Близится большая круглая дата -400 летие основания Свято –Николаевского мужского монастыря. Оно будет отмечаться совсем уже скоро – в 2021 году. Есть намерения –восстановить  заброшенные, полуразрушенные Иоанно – Предтеченский и Старо –Покровский храмы. Хотя только на проектно-сметную документацию по реставрации двух храмов нужно 20 миллионов рублей.

     Именной кирпичик – это нужно сделать небольшое пожертвование в Свято –Покровском женском монастыре. На руки вручается  свидетельство – приятная, памятная открыточка  за подписью игуменьи Магдалины , имя жертвователя вносится в специально заведенную книгу… Ранним утром, с шести часов в монастыре служба, читается «Полунощница», поминаются все имена, внесенные в книгу: живых и усопших. Именной кирпичик можно приобрести на себя, на членов семьи, тех кого уже нет на земле рядом с нами – им нужна наша молитвенная помощь Имена внесены на вечную память – пока стоит монастырь.

   А на именном кирпичике проступает своими очертаниями еще не разрушенный Иоанно –Предтеченский храм – таким, каким он был в золотую пору своего расцвета: с двумя приделами, с многоярусной колокольней  высотой около 50 метров. Верхняя церковь в честь Иоанна Предтечи, нижняя во имя великомученицы Варвары. А вообще  сохранились старые фотографии, на них видно, что храм, построенный в восемнадцатом веке знаменитым горнозаводчиком и купцом Максимом Походяшиным, наряду с Крестовоздвиженским и  Свято –Троицким соборами, был одним из  самых прекрасных, самых лучших украшений Верхотурья. Свое очарование и у Старо –Покровского храма, ныне тоже полуразрушенного, построенного в восемнадцатом  веке по указанию императрицы Елизаветы Петровны.

….Мать Силуана , которой было поручено побеседовать с журналистом «Новой жизни» провела для меня в Свято –Покровском женском монастыре настоящую экскурсию. Мы обратились и в прошлое, когда по царским указам Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых строились первые деревянные храмы, шло в дальний от Москвы, но столь важный для государства город, где появились первые монастыри, хлебное и денежное жалованье, церковные сосуды, облачения, книги. 18 век – уже строились каменные храмы. Начало двадцатого века – расцвет этой обители – Свято –Покровского женского монастыря.Есть сведения, что число монахинь доходило до тысячи: занимались хлебопашеством, шили, вышивали шелками, умели с божьей помощью лечить травами. Потом долгие десятилетия заброшенности, забвения. Ново_Покровский храм – церковь, превращенная в баню, единственный такой  пример во всей матушке –России….  Возрождение с конца прошлого века…Икона Умиления Божьей матери  в Свято –Покровском женском монастыре– одна из самых любимых у всех прихожан и паломников. Написанная сто с лишним лет назад матушкой Ангелиной, которая по образованию и по таланту была живописцем. Написала этот образ Богородицы, сшила для него ризу, украшала до конца дней своих. Образ удалось сохранить, спасти в годы гонений на церковь, хоть и хранился он , как рассказывают, в тайных местах. Говорят, что кому –то из молящихся Матерь Божья открывает свои глаза. Но каждый, кто приходит сюда, по своему, ощущает  этот таинственный взгляд из под опущенных ресниц… Мать Силуана  рассказала о том, что много паломников приезжает с Украины – молятся о мире в своей стране, были здесь христиане из Норвегии, Австралии, Новой Зеландии.

    Свято –Покровский женский монастырь, однако, по большому счету, еще только встает на ноги, вновь только -только становится духовной твердыней, духовной крепостью православия. В последние годы были службы и в полуразрушенных храмах: Иоанно  - Предтеченском, Старо –Покровском, собиралось немало народа. Но верхотурские полуразрушенные храмы – это наша боль, наш стыл, наша память… Какие они  на старых фотографиях! И какие сейчас: летом в зарослях крапивы, репейника, травы, зимой – безмолвные, занесенные снегами…

    Именной кирпичик. Много грехов отпустится тому, кто строит храмы –  пророчествовал Серафим Саровский.  В Свято – Покровском женском монастыре говорят, что это милостыня – самому Богу.

                 Михаил Смышляев.